Филипп Луганский

Филипп ЛуганскийФилипп Луганский, в миру Филипп Елисеевич Горбенко (1858-1956) — старец-диакон, один из величайших духовных подвижников.

Родился 22 ноября 1858 года в крестьянской семье, проживавшей в Черниговской губернии.

Семья жила в большой бедности и нужде. И мальчик Филипп не мог посещать приходскую школу, как другие его сверстники. Единственное дитя у родителей, с малых лет приучался ко всякой домашней работе, при этом всегда отличался трудолюбием и послушанием.

Присматривая за скотом, он много времени проводил на природе в уединении. Окружающая красота лесов и полей вызывала в отроке восхищение Божественным творением, и все чаще приходили на ум мысли о величии Божием.

Родители Филиппа, Елисей и Феврония, были людьми богобоязненными и сына воспитывали в духе Святой Православной веры. Единственной книгой в доме было Святое Евангелие. Благочестивая мать по этой Священной Книге учила Филиппа азбуке. Обучаясь чтению, он с раннего детства полюбил эту Книгу Жизни. Нет сомнения, что он был избранником Божиим от самого своего рождения. Евангелие всегда было с ним, в небольшой холщовой сумочке, которую он постоянно носил перекинутой через плечо.

Нигде не учась, отрок Филипп поражал своих сверстников необыкновенным рассуждением. Очень часто после раздумий отрок говорил прохожим о их будущей жизни. Но чаще всего, из-за малого возраста, на его слова не обращали особого внимания. Исполненный сыновней любви к своим родителям, Филипп неотлучно пребывает с ними, досматривая их до последних дней. После их смерти, оставив родительский дом, он вместе с группой односельчан отправляется в город Луганск в поисках работы.

Был конец XIX столетия. В то время Луганск уже развивается как промышленный город, и на чугунно-литейный завод требовались рабочие разного профиля.

Вот таким образом, ведомый Промыслом Божиим, Филипп оказывается в городе Луганске, который и становится для него родным городом.

На деньги, полученные от продажи родительского дома, он покупает в районе суконной фабрики, на берегу реки Лугани, небольшой домик и устраивается сторожем на проходной завода (в данное время завод им. Ленина). Дежуря на проходной, Филипп видел насквозь каждого человека. Никогда не останавливал тех, которые выходили с завода с чистой совестью. Ему было открыто, когда человек впадал в грех воровства и стремился вынести из стен завода вещи, ему не принадлежащие. Таких людей он непременно останавливал и с присущей ему кротостью и христианской любовью вразумлял.

Филипп ЛуганскийВсе время за ним замечали необыкновенные случаи прозорливости, когда-то сказанное им непременно сбывалось. Филипп редко говорил прямо, а всегда иносказательно или притчами, поэтому для многих были непонятны его слова.

В 1905 году, во время строительства пороховых складов, на завод должны были привезти груз. Влекомые жаждой обогащения, четверо рабочих, сопровождавших его, решили угнать одну из подвод с лесом, рассчитывая на то, что точное количество подвод никто не знает. И когда они подошли к проходной завода, Филипп, пересчитав привезенное, стал спрашивать: «А где еще подвода? Еще одной, четвертой, не хватает. Или богаче от этого будете, что лукавого слушаете? А вы лучше живите-ка той правдой, которою жили».

Устрашились воры, откуда это знает Филипп о подводах? Боясь, что он разоблачит их и им придется нести ответственность перед законом за свой поступок, посовещались и решили его убить. Но Царица Небесная хранила Своего угодника, а готовившиеся совершить злодеяние стали впоследствии свидетелями чуда.

Дождавшись наступления ночи (пересменка на заводе происходила в полночь), четверо разбойников подкрались к Филиппу, который шел на смену по территории завода. Один из злодеев поднял камень, которым собирался ударить Филиппа. В это время небо озарилось светом неизреченной красоты. Филипп, возведя взор к небу, начал молиться. Злоумышленники изумленно проговорили: «Смотрите, Филипп опять что-то видит!» Потому что и раньше за ним замечали необычное поведение. Смотрит Филипп и видит Царицу Небесную, идущую по облакам. Увидев такое, Филипп, опасаясь козней вражьих, стал вслух читать молитву Кресту и осенять себя крестным знамением.

Каждое произнесенное слово золотыми буквами запечатлевалось на небе, и вскоре образовалась фраза «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его», сияющая небесным золотым светом.

Луганская икона Божей МатериРядом стоящие разбойники видели только сильный свет, но не видели, по жестокосердию своему, Царицу Небесную.

Впереди, по всему пути следования Божией Матери, по словам Филиппа, он видел преклоненных дев небесных, одни из этих дев стояли на коленях. Как говорил он сам, Божия Матерь прошла путь от Родаково до Миллерово. По окончании виденного, зарево оставалось, а Филипп продолжал молиться Пресвятой Богородице.

Через некоторый промежуток времени видит он вновь Царицу Небесную, но уже в других одеждах, так же идущую по облакам по направлению от Краснодона до Старобельска. Ручки у Пресвятой Девы были сложены крестообразно, как на иконе Божией Матери «Умиление» (из келий преподобного Серафима Саровского). За ней следовал с пением монашеский чин. Первым за Божией Матерью шел и нес заженный фонарь Марк (в народе Марочка, проживал в Луганске и нес на себе особый подвиг юродства, был жив вплоть до 50-х годов прошлого столетия.) За Марком попарно шли монахи, держа в руках хоругви

Как потом рассказывали злоумышленники, когда появилось, сильное сияние с небес, передними стала образовываться, как бы быстро возводиться из кирпича, высокая стена. И в скором времени они уже не могли видеть и стоявшего рядом с ними Филиппа.

Повернувшись через какое-то время в правую сторону, Филипп увидел Божию Матерь всю в белом, идущую уже по направлению к нему.

Немного не дойдя до Филиппа, Царица Небесная топнула ножкой, и из искр под Ее ногами стал образовываться светящийся бугорок. Став на этом сияющем возвышении, Матерь Божия взяла ниспавшее на плечи покрывало и покрыла им Свою главу. После этого Она обратилась к Филиппу со словами: «Филипп, волею Сына Моего, ты оказался здесь в Луганске, и Промысел Божий вел тебя сюда специально, на служение Богу и людям. С этого дня благодать Родившегося от Меня и помощь Моя будет пребывать с тобою. А также с этого дня ты будешь помогать людям. Молитвою изгонять бесов, вразумлять и исцелять людей. Заступничеством Моим тебя никто не тронет. И день сей явления Моего граду Луганскому помни, и учи всех чтить его, о граде же сем скажу, что к концу мира наречется он — Святоград Луганский. И многие люди будут съезжаться сюда в преддверии этих грозных дней, сами не зная зачем. И помощь Моя и благословение пребудет тогда с ними в День Судный. Я буду Заступница месту сему и Богу о нем Ходатаица».

Промолвив это, Царица Небесная благословила Филиппа и ушла. Еще некоторое время Филипп не мог и пошевелиться от всего виденного и слышанного. Огромная радость переполняла его душу. Но когда он пришел в себя, то увидел разбойников, лежащих на земле: сиянием огня небесного они были ослеплены. И на вопросы народа о виденном в эту ночь и о причине их слепоты, говорили  то, что видели яркий свет

Через всю свою жизнь пронес старец память про этот великий и исторический день, призывая всех православных Луганщины никогда не забывать этой Пасхальной радости, заключенной в чудном явлении и словах Преблагословенной Владычицы.

Филипп Луганский«Чтите этот день, как Пасху», — говорил он.

Случилось это событие в 1905 году 13 июня по новому стилю.

По прошествии некоторого времени Филипп вместе с паломниками отправляется на поклонение святыням, связанным с земной жизнью Христа Спасителя — в Иерусалим.

Время шло. Тяжкие испытания обрушились на Церковь и народ. Сокрушались основы народной жизни, начинались всеобщие преследования и гонения.

Один раз много людей собралось у Филиппа. А он взял пустую консервную банку и говорит: «Катайте ii по полу друг до друга». Те так и сделали. Филипп смотрел, смотрел и говорит: «Як будe комуна, так ви будете так и робить у комуни. И котел понад дворамы будэ издыть, а вы будэте казать: «Налыйте мэни в прыгорошню». И вам будуть наливаты, а свого не буде».

Боголюбивой своей душой страдал старец вместе со всем народом. В короткий период все храмы в городе были закрыты, большинство из них взорваны. Священство сослано. Единственным действующим храмом была Свято-Вознесенекая церковь в поселке Александровка. Сюда-то и ходил старец из города пешком на молитву. Пребывая на Богослужении в этом храме, старец часто вспоминал Святую Землю и окружающим говорил: «Молитесь. Здесь Иерусалим».

В один из дней для верования людей в заступничество Божие за Церковь Христову, в 30-е годы лютейшего гонения, по молитве старца совершилось обращение дерева в камень. Было это так. Когда вместе с группой близких ему людей спешил Филипп в храм на праздник, старец был встречен группой местных комсомольцев, которые преградили ему путь. Они издевательски смеялись над ним, ставили под сомнение основы веры и, как род лукавый, требовали чуда.

Рядом с Филиппом лежал обрубок дерева, с одной стороны он сохранил на себе отпечатки топора, а с другой — был трухлявый от времени. Сердцевина ствола сильно пострадала от древесных насекомых, и поэтому в ней образовалось сквозное отверстие.

Старец Филипп стал на колени у ствола поваленного дерева, поднял руки к небу и воззвал к Богу. После молитвы старец ударил посохом по стволу дерева трижды и произнес: «Дуб сей да обратится в камень в воспоминание мое и во свидетельство чудес Божиих, а для тех, кто не будет верить сказанному обо мне, камень этот будет видимым свидетельством жизни моей. Камень же этот будет лежать до Второго Пришествия, укрепляя немощных и вере». Помолчав, добавил: «Пока не расцветет». И произошло чудо. Хулители и окружавший народ были немало поражены случившимся на их глазах.

Филипп Луганский дерево превращенное в каменьКамень этот сохранился и до настоящего времени, и сейчас служит местом благоговейного почитания верующих, помнящих и хранящих память о старце — диаконе Филиппе.

В преддверии Великой Отечественной войны многие замечали старца подолгу стоящего на молитве. Многообразные подвиги настолько умягчили его сердце, что во время молитвы у него текли слезы. Скорбела душа его о грядущих грозных событиях, которые суждено было пережить всему народу. Грянул час великого испытания. Многие уходили на фронт, заходили к старцу за благословением, испрашивая его святых молитв.  Перед самым приходом немцев старца спрашивали: «Папаша, немец близко, что делать-то будем?» Он всегда старался утешить и говорил: «А что немцы? Немцы постреляют, постреляют и уйдут». Так и было. Немцы как вошли в Луганск без боя, так и ушли. Уличных боев как таковых не было.

Во время войны многие приходили и спрашивали за своих: живы или нет? И кому говорил -жив, жди, кому — поминай, а кому — спеши домой, спеши. Все так и получалось.

В 1940 году, дом, в котором жил старец, снесли и дали новое место (ул. Челюскинцев, 96), где он и строился в годы войны. Здесь он и жил постоянно до самой смерти, исключая некоторое время в военные годы, проведенные им в селе Елань Ростовской области.

Дом-келия, в котором жил старец, был более чем скромным. Выстроен из красного кирпича, узкий и тесный внутри, два с половиной на три метра и около двух с половиной метров в высоту. Сюда, в эту убогую и тесную келию, приходило ежедневно множество народа, чтобы повидать старца, услышать его слово назидания.

Сразу после окончания войны, Промыслом Божиим, Преосвященный Никон, Епископ Донецкий и Ворошиловградский, рукополагает Филиппа во диаконский сан. Преосвященный Никон и прежде чтивший старца, зная о его высокой жизни, счел важным, чтобы дарованная ему благодатная сила была отмечена и духовным саном. Рукополагал его Владыка в Свято-Никольском соборе города Луганска (тогда еще Ворошиловграда). После Богослужения Владыка часто приглашал старца на обед — пообщаться и разделить трапезу. В архиерейском доме старец всегда был желанным гостем.

Филипп Луганский каменьСреди икон, находившихся в келье диакона Филиппа,  было изображение явления Божией Матери городу Луганску. Через всю свою жизнь пронес в сердце своем старец благодатную память о явлении Царицы Небесной и всегда, 13 июня, торжественно праздновал это благодатное явление.

После переименования Луганска на Ворошиловград, у старца спрашивали: «Папаша! А как же икона наша теперь будет называться? Город то уже не Луганск? Называть ее Ворошиловградской как-то и язык не поворачивается». И только уверенный ответ старца мог развеять сомнения народа. А в исполнении сказанных им слов мы, по прошествии многих лет можем убедиться сами.

«Город был и останется Луганском. Имя же этого бандита сотрется со страниц истории как имя героя. И люди его забудут. А кто будет образ явления Божией Матери именовать его именем, у тех на языках шишки повырастают»

Старец Филипп часто говорил, что не знавшие его, которые будут жить позднее, прославят Луганскую икону Божией Матери, но не ту, что находилась у него и отражала все явление. А будет написана новая икона в воспоминание этого события.

Также говорил: «Пройдут с иконой крестообразно через весь город. Приедут чужеземцы и поклонятся. А вы будете следом идти, петь и радоваться».

Так и случилось. После смерти диакона Филиппа изображение, находившееся у него, пропало. И только при Архиепископе Луганском и Старобельском Иоанникии, по его благословению и по просьбам верующего народа, во время Великого поста, в 1992 году, лучшим иконописцем нашего времени монахом-подвижником Псково-Печерского монастыря была написана Луганская икона Божией Матери.

Святой образ исполнен в византийской иконописной традиции, не имея аналогов в изображении во всем Православном мире.

На сегодняшний день образ Луганской Божией Матери по благословению Высокопреосвященнейшего Владыки Иоанникия установлен и своим присутствием украшает Свято-Петропавловский кафедральный собор города Луганска. Перед святым образом каждую среду перед началом Божественной литургии, собором духовенства совершается служба акафиста Покрову Пресвятой Богородицы.

Имея такую Покровительницу города и области, православные молятся о защищении от всех бед и напастей, об утверждении в отечестве нашем мира и согласия, испрашивая потребное благополучие. Почти каждый подходит со словами:»Пресвятая Богородице, спаси нас!

Дожил отец Филипп до глубокой старости, и когда подошло время умирать, то народ сильно скорбел о предстоящей с ним разлуке. Но он всех утешал, просил не печалиться и говорил: «Приходьте до мене, як до живого. Прийдеш на могилку, поклич мене, я тебе почую i допоможу у твоему ropi».

Непонятными казались эти слова людям. Впрочем, после его блаженной кончины все прояснилось. Шли к старцу — диакону Филиппу при жизни, идут и теперь, многим помогал он при жизни, так же и продолжает помогать и в настоящее время.

Утром, в день смерти, он попросил, чтобы его умыли, причесали и одели в чистое. После этого он попрощался со всеми и спокойно лежал, слушая канон на исход души. Посмотрел на часы и сказал: «Уже все. Литургия заканчивается и мне пора».

Так и отошла с миром душа праведника в жизнь вечную. При большом стечении народа состоялось погребение старца диакона Филиппа. Отпевание совершил протоиерей Евфимий (Качан) в Свято-Николопреображенском соборе. По его желанию он был погребен на кладбище возле автовокзала.

Лет за двадцать указал старец место своей могилы. Возвращаясь из поселка Новосветловки в сопровождении людей, останавливается на поле, где пасли гусей и говорит: «На этом кладбище меня и похоронят». Берет посох и начинает рисовать на земле: «здесь еврея похоронят, и рядом еще одного, так и ряд начнется. Во втором — мне первую могилу выкопают, но еврею она нужней будет, и у меня ее заберут. Тогда мне впопыхах рядом выкопают, здесь я и буду лежать». Обозначил могилу и нарисовал крест. «А по правую сторону от меня, вдову Екатерину похоронят. Хороший она человек — всю жизнь у нее одни только печали и скорби. Будете приходить ко мне и ее не забывайте, никого у нее нет. А пройдут годы, храм здесь стоять будет». Изумленные услышанным, люди спрашивали: «Храм наверно Воскресения Христова? -Нет. В честь Божией Матери». А до этого случая старец хотел, чтобы его во дворе возле келий похоронили. Рассказывал даже, как склеп подготовить, но, подумав, сказал: «Да вы так ничего и не сможете». Прошли годы, а на том поле действительно возникло городское кладбище. Точно как говорил старец, случилось и с могилами.Филипп Луганский часовня