Фото: личный архив Маргариты Онишко
Фото: личный архив Маргариты Онишко
Фото: личный архив Маргариты Онишко

В ноябре 2016 года в Луганске начала работать Школа медицины катастроф, и вот уже семь лет преподаватели школы обучают приемам первой помощи всех желающих, даже если у них нет медицинского образования. ЛуганскИнформЦентр пообщался с и.о. директора и преподавателем-инструктором Школы, врачом выездной бригады подстанции № 1 Луганска Луганского республиканского центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф (ЛРЦЭМПиМК) Маргаритой Онишко. Она рассказала о работе врачом скорой медицинской помощи (СМП), курсах первой помощи в Школе медицины катастроф и своем восприятии Луганска.

— Маргарита, расскажите, пожалуйста, когда к Вам пришло осознание, что медицина – это Ваше призвание?

— На самом деле вышло почти случайно. В девятом классе встал вопрос: продолжать учебу или поступать в колледж. И я почему-то подумала, что хотела бы пойти в медицинский колледж. Хотя, что называется, ничего не предвещало – у меня нет родственников-медиков, но эта область мне показалась очень интересной. Обсудила это с мамой, и она сказала: хорошо, но давай лучше в университет потом пойдешь, а не в колледж сейчас, будешь врачом. Получается, мы просто перебирали список профессий, в девятом классе и потом в 11-м перед поступлением в вуз. И остановились на медицине – я училась в физико-математическом классе, и тогда точно поняла, что не хочу связывать свою жизнь с цифрами. А тут престижная, гуманная профессия.

— А почему решили пойти именно в медицину катастроф? Ведь в Университете Вы работали медицинской сестрой в хирургическом отделении.

— Это уже воля случая. После института было распределение, и на нем мне предложили пойти работать участковым терапевтом. Но, сама не знаю, почему, я тогда ответила: мне бы больше хотелось в "скорую". Члены комиссии очень удивились: маленькая, хрупкая девушка, тут ведь логичнее работа в кабинете. Но я ответила, что уже была медсестрой в хирургии, много повидали, много умею делать руками, но я все же далека от хирургии, мне было бы интересно развиваться именно на скорой медицинской помощи. И сейчас я отчетливо понимаю, что это – мое.

— Как же Вы решились? Скорая помощь – это ведь огромнаяответственность, именно от Ваших действий будет зависеть жизнь человека в первые минуты после того, как произошло что-то страшное.

— На самом деле, пока я обучалась, я не до конца понимала специфику этой работы, ее логистику. Все же если мы и работали с пациентами, то в стационаре – там, где они под наблюдением врачей. Плюс в институте я каждый год меняла свое решение: например, когда только поступала, хотела стать эндокринологом. У моей бабушки сахарный диабет, поэтому я планировала ее наблюдать, лечить. Но вот попала на цикл эндокринологии и поняла, что не мое. Примерно так же, спустя какое-то время передумала по поводу дерматовенерологии. Примеряла на себя разные специализации, искала свое. И вот на выпуске все же определилась.

— Вы помните свой первый выезд в качестве врача выездной бригады? Что запомнилось из первых рабочих выездов на "скорой"?

— Первые сутки я помню от и до. Мама перед этим днем смеялась: с твоим везением в первую смену будешь роды принимать. Но получилось наоборот: на первой смене как врач СМП я фиксировала смерть пациентки на вызове. Мы приехали, а там женщина без сознания, высокий уровень сахара в крови, желудочно-кишечное кровотечение, тромбоз и еще инфаркт. Донесли ее до машины, чтобы отвезти в больницу, и случилась остановка сердца. Пытались реанимировать, но не смогли. Это был не первый вызов за день, была уже глубокая ночь. Конечно, отложилось в голове, я потом еще очень долго думала: может, я что-то сделала не так или не сделала? Но сейчас понимаю, что в такой ситуации уже ничего нельзя сделать, так просто случилось.

— То есть Вы досконально помните тот случай? Как Вы собрались в тот момент?

— Конечно. Потом выяснилось, что слишком поздно вызвали нас – запущенные проблемы, у нее к тому моменту уже три дня болел живот, были опасные симптомы. Но мне повезло, что со мной был на вызове опытный фельдшер – Тимофей Александрович Ульянов. И он сказал: выдохни, работаем. Пообщалась с коллегами, они и друзья меня подбодрили.

— Такому в институте ведь не учат? Получается, учились сразу на практике?

— В институте все же о любых патологиях рассказывают отдельно: вот инфаркт, вот кровотечение, вот роды. А когда все случается вместе, тут уже сложнее. Но я много подчерпнула в интернатуре – уже в Центре. Здесь мне все показывали и рассказывали, давали пробовать. Спасибо коллегам, что относились к нам со всей душой. Была атмосфера доверия. И она сохранилась: я знаю, что могу обратиться к коллегам с вопросами.

— Ваша смена ведь выпала на 24 февраля 2022 года? Каково было работать в первый день Специальной военной операции?

— Утро у меня не задалось. Муж был на смене, я проснулась и долго не могла понять, что происходит, откуда все эти волнения в интернете, почему родные не отвечают – у меня ведь мама, бабушка и брат живут в Краматорске. На улице услышала со всех сторон гул, отдаленные взрывы, стрельбу. Пришла на работу и мне сказали: готовься, сейчас поедете далеко и надолго. Я переволновалась, все навалилось – я не была готова к такому валу новостей, и у меня прямо в диспетчерской потекли слезы. Руководство сделало мне замечание, и я немного успокоилась, собралась. Поехали в Металлист – там бригады сменяли друг друга, туда доставляли раненых с линии боевого соприкосновения. Потом уже вошла в рабочий ритм, и семья ответила, так что я выдохнула и продолжила работать. Один раз привезли сразу большую группу раненых – мы вызвали дополнительные бригады и просто оказывали помощь. Потом, уже после смены выдохнула, аж дрожь пробрала – а тогда не было времени сопли жевать, я – врач, я на службе, значит, нужно оказывать помощь всем, кто в ней нуждается. Потом уже собрались с коллегами, поддержали друг друга. А то получилось бы, что я дома одна – семья далеко, а муж после моей смены сам ушел на суточное дежурство.

— Вы ведь недавно вышли замуж! Примите наши искренние поздравления! И в связи с этим расскажите, каково это, быть замужем за коллегой? Вы же врачи с разных подстанций? Разделяете работу и дом?

— Да, мы работаем на разных подстанциях, но на самом деле у нас любимое дело – обсудить работу. Особенно когда оба возвращаемся со смены, берем кофе, садимся у подъезда и рассказываем друг другу, что у кого было сегодня. Столько интересных случаев, интересных людей. Тем более можно поделиться опытом. Да и, честно говоря, ни одни сутки на"скорой" не обходятся без перлов, их рассказываем в первую очередь.

— А как Вы познакомились, если не секрет?

— Мы учились в одном университете, потом я на него обратила внимание, когда мы ездили сдавать экзамены в Ростов-на-Дону. А ближе стали общаться уже на интернатуре – мы своей группой в 15 человек всегда держались вместе, нам было интересно все делать вместе, участвовать в мероприятиях, делать задания. Поздравляли нашего руководителя с днем рождения – и когда были интернами, и уже потом, когда стали врачами.

— Раньше Вы говорили, что в детстве хотели быть преподавателем. А теперь Вы еще и инструктор-преподаватель Школы медицины катастроф. Выходит, мечты сбываются? Как вы пришли к этому?

— Да мне кажется, все в начальных классах сами хотели стать учителем! Мне было все равно, что преподавать, лишь бы быть учителем. Помню, вешала лист А4 на стену, что-то там рисовала, рассказывала своим куклам. Но потом как-то спокойнее стала относиться к этой идее. А вот в интернатуре в Центре нас часто привлекали к преподаванию – мы вели мастер-классы, контролировали ход учений, проводили занятия. К первому занятию я очень серьезно готовилась, и в процессе поняла, что у меня "боязнь сцены". Одно дело – что-то рассказывать одному-двум знакомым, и совсем другое – 20 слушателям в аудитории. Это не куклы на диване! Но постепенно втянулась и успокоилась, оказалось, что я научилась держать внимание публики, доступно все доносить.

— А сами преподаватели тоже учатся? Повышаете квалификацию в этом плане?

— Конечно. Вот недавно мы в нашем Центре прошли курсы специалистов Федерального центра медицины катастроф Минздрава России. Было очень интересно! Мы почерпнули для себя много нового – именно в плане того, как преподносить информацию, как работать с проблемными людьми во время обучения, как накладывать грим и так далее. К тому же мы из преподавателей сами превратились в слушателей – отрабатывали практические ситуации, учились применять единые методики обучения. Я сидела и думала: ага, здесь я правильно все рассказывала, здесь лучше немного по-другому. А еще раньше у нас был мастер-класс по тактической медицине, тоже очень много для себя почерпнули. Хотя это совсем другая история – все же это немного другая реальность, пока ты не побывал на передовой, невозможно понять, каково это, что именно военнослужащим нужно рассказывать.

— Насколько популярно сегодня обучение первой помощи в ЛНР? Кто чаще всего записывается на занятия?

— Во время пандемии COVID-19 у нас был вынужденный перерыв в работе Школы – из-за санитарных требований проводили что-то в режиме онлайн, но в меньшем объеме, конечно. А вот когда волны пошли на спад, все вышли с самоизоляции, я очень удивилась, как много людей интересуются нашей работой и хотят научиться навыкам первой помощи! Кто-то хочет посещать курсы и мастер-классы, а кто-то – посмотреть, как работает Центр, как выглядит автомобиль "скорой" изнутри, чем мы занимаемся. Много сотрудников самых разных организаций – компаний, государственных учреждений.

— С прошлого года Вы еще и исполняете обязанности директора Школы медицины катастроф, иногда замещаете заведующего подстанцией, а еще работает врачом выездной бригады. Как у Вас получается все совмещать? Или о каких-то должностях мы еще не знаем?

— Буквально на днях я стала еще и председателем профсоюзной организации нашей первой подстанции. Мне предложили – я с удовольствием согласилась. Мне нравится, что на "скорой" у тебя много задач, и их нужно быстро решать. Поэтому я беру на себя и другие задачи в Центре. Конечно, после суток уже не настолько сильно нравится, мне ведь продолжают звонить. А я пока не могу отключить телефон, еще не научилась – вдруг что-то срочное? Получается, если бы до сих пор был Советский Союз, я точно была бы комсоргом!

— Как записаться к вам на обучение?

— Можно по-разному. Контактные данные есть на сайте Центра в разделе "Школа медицины катастроф". Часто пишут сами люди или организации. Еще можно написать прямо в диалог в нашей группе ВКонтакте. Сарафанное радио тоже работает – люди передают друг другу информацию.

— Что для Вас Луганск и ЛНР?

— Я сама родом из Краматорска, приехала учиться на врача в 2012 году. И в последнее время вижу очень много позитивных изменений в Республике – мы с мужем иногда ездим к его родственникам, и видим: дороги ремонтируют, парки благоустраивают, красота! Хоть я и не отсюда родом, но за это время Луганск уже стал мне родным, я не хочу отсюда уезжать.

— Каким Вы видите Луганск через пять лет?

(Мэр Москвы) Сергей Собянин нам пообещал, что здесь будет маленькая Москва. Я именно так себе это и представляю. Я уже присмотрела пустырь, где будут новостройки, представила, как возьму в одной из них квартиру в ипотеку, как буду на работу ездить. Конечно, вижу обновленные красивые парковые зоны, идеальную дорогу, современные фонари и светофоры, чистые улицы без мусорных свалок. Конечно, хочется больше детских площадок, велосипедных дорожек. Но главное – чтобы наступил мир.